ГалереяНовые записиО художникахСтудия АртазартСтихи и прочее

Домашняя история



Смеркается, я доканчиваю рисунок, в котором мечтаю про волшебный дом с говорящими зверями, или дослушиваю пластинку про Алису в Стране чудес, и мне так хочется в ней оказаться. Вдруг очутиться в центре каких-нибудь удивительных событий, в "Странном месте". Тут раздаётся звонок в дверь, и появляется Тонечка с конфетами, или Манечка с печёными орешками, или Шалуния с чем-то интересным, или все вместе, и я бегу за ними к Коке, где Бабика уже подаёт к чаю свои ватрушечки и печения-рулики.
Я усаживаюсь в уголок и слушаю таинственные и непонятные для меня истории про каких-то Бенчуков, Виляны и Варакляны. Все мои пять бабушек что-то друг другу докладывают, смеются, рассказывают про своих детей и внуков, и я, понимая едва ли половину чувствую, как уютно жить на белом свете, когда у тебя такая большая семья, когда ты дома.
Если и есть страна чудес на свете, то она везде, где есть чудеса. И вот, много лет спустя, мне предлагают оформить выставку о русских Латвии, о староверах Латгалии и временах первой Латвийской республики, об эмигрантах и о войнах. Разложить на 60 квадратных метрах драгоценные фотографии разных семейных архивов, объединённых двумя словами – русские Латвии.
Работа над выставкой длилась год, но разумеется, это только внешняя, визуальная её часть. До этого множество историков, библиофилов и просто собирателей семейных архивов трудились много-много лет. И я узнаю историю Латвии в лицах. Улицы и дома оживают своими судьбами, историями своих владельцев и наследников. Я держу в ркуах документы из архивов НКВД, от которых веет ужасом смерти, последние фото русских издателей, депутатов, деятелей культуры. Мрачный Московский Форштадт вдруг становится не улицами «жалких хижин», как однажды выразилась моя пятилетняя дочь («Мама, а кто живёт в этих жалких хижинах?»), а настоящим музеем старины, где витают образы русской провинции, перемежаясь с привидениями второй мировой, кровавой истории холокоста.
38 тематических стендов, запланировала историк Татьяна Фейгмане. Но эта цифра, лишь малая часть того, о чём хотелось бы рассказать. Если Рига кое-как отображена, то Даугавпилс, Краслава, Резекне, и множество других мест Латвии остались почти без внимания. А до чего живописны их истории! Сколько прекраснейших фотографий ещё ждут открытия.

Репортаж с открытия выставки

Comments (2)  Permalink